Перископ

    c_250_200_16777215_00_images_pryd.jpgВ этот день любители укрыться от домашних забот и порыбачить облепили, будто мухи бутерброд, буквально весь берег пруда. Почти на его середине,

    пристроился какой-то чудик, как бельмо в глазу, на своей надувной лодке, растопырив длинные удочки в разные стороны, точно паук свои лапы.

    Ни у кого ничего не клевало, ни у доночников, ни у поплавочников. Все томились на жаре, покуривая да поплевывая в сторону онемевших снастей.К нам подошел паренек с небольшой телескопической удочкой и попросил червей, а у нас червей-то, по два вяленьких на нос было. Не помню, кто предложил, я или мой сосед Серега: -Видишь, вон там, у водосброса, дед сидит, займи червей у него, пока он не проснулся. Дед дремал сидя на ящичке, уронив голову на грудь, но придерживая рукою четырехколенную удочку. Место, выбранное дедом, не сулило ему особенной рыбацкой удачи: «глубина» прозрачной воды с редкой растительностью и ровным дном ни рыбаков, ни рыбку здесь особенно не прельщали, да и обычно это место всегда пустовало. Мы стали наблюдать. Парень пошел к деду, подошел, убедился, что дед действительно спит, нагнулся к коробке с наживкой, и в этот самый момент произошло что- то странное. Внушительная Бамбуковая уда вдруг вылетела из руки деда и стремительной торпедой, распарывая зеркало воды, понеслась вдоль парапета. Дед тут же вскочил с ящика-насеста, мухой врубился, что теряет орудие лова, и закричал не проснувшимся голосом: -Эй! На лодке! Помоги! Поймай! Унесет! Справедливости ради надо сказать, что между каждым восклицанием старика были и другие, их подкрепляющие, н о не очень культурные выражения; про женщину недостойную, например, два раза подряд упомянул, потом уточнил пол собаки, махнул про мать и уточнил, куда именно унесет его удочку, если тот, что на лодке ему не поможет ее вернуть. -Сейчас! Только удочки все смотаю, с якорей снимусь - откликнулся брюзгливо странный рыбачок с резиновой лодки, провожая взглядом бамбуковую торпеду, проплывающую между ним и берегом. Тем временем удилище плавно развернулось на девяносто градусов, устремилось к середине водоема и стало погружаться верхушкой своей в глубину. Глубже и глубже, вот уж совсем скроется под водой, но нет, приостановилось. Комель удилища вертикально возвышался над водой, словно перископ подводной лодки и удилище продолжала двигаться к середине водоема, но уже не так резво, как в самом начале. Все кто был и видел это необъяснимое зрелище, позабыли про свои, бессмысленно торчавшие из воды поплавки, наблюдали с любопытством, что же будет дальше? Тот паренек, который просил у нас червей, разделся рядом с нами, влез в воду и бросился вдогонку за удочкой. Бамбуковый перископ, приветливо повиливая окулярами, все еще плыл удаляясь. Пловец вскоре настиг спятившую удочку, схватил, развернулся и с трудом потянул ее за собой к берегу. Наблюдатели молчали, никто ничего понять не мог. Дед, бубня что-то себе под нос, в волнении шаркал по берегу. Наконец ноги пловца коснулись дна, паренек развернулся спиной к берегу и медленно попятился к бордюру, удочка в его руках, время от времени слегка подергивалась. - Держи удилище, но не дергай - сказал парень, передавая деду комель удилища. Парень нагнулся, опустил руки в воду, пошарил в воде. Прошло еще какое-то время, и вот, развернувшись к онемевшей безмолвной толпе, он выпрямился, держа в руках здоровенного Сазана. Дед, совершенно обалдевший по началу, принял рыбу из рук пловца, оборвал лесу, быстро уложил рыбину в холщевую сумку, с глаз долой, сказал парню: - Спасибо сынок! Спасибо! - Поделиться бы надо! - ответил тот, то ли, шутя, то ли всерьез, выбираясь на берег. - Удочка моя? - спросил дед, и сам же себе ответил. - Моя! Значит и рыба моя. Сказал, как отрезал, развернулся и быстро-быстро засеменил в сторону домов. Никто и глазом не успел моргнуть, как старик уже был на полпути к жилым домам. - Ну и дед! - посетовал парень, прыгая то на одной ноге, то на другой вытряхивая воду из ушей. - Зато он червей тебе оставил - сказал, улыбаясь, мой сосед Серега, указывая на то место, где совсем недавно на ящичке дремал старичок. От пережитых волнений дед позабыл про свою насадку и, наверное, сейчас уже загибает бабке своей за чашкой чая невероятную историю про то, как он сегодня геройски отрыбачил на пруду.

    Все права защищены. Копирование материалов только с согласия автора.